McSATAN

Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

McSATAN > Изюм (записи, возможно интересные автору дневника)


кратко / подробно
Сегодня — пятница, 19 октября 2018 г.
гостеприимные склады из тёмного кирпича вергара теперь легионер 01:07:50
Сел на автобус, уехал в никуда. Дважды. Потому что просто хотел уехать.

Какой-то парень отжал у меня кожаную куртку, а у каких-то девушек - значки и барабанную установку. А потом сбацал очень крутое соло на барабанах.
В целом, куртку не особо жалко. В ней было тяжело и душно.

Как и сейчас; но, разумеется, я буду сидеть ещё минимум час, прежде чем пойти за лекарством.


Категории: Yes
Позавчера — среда, 17 октября 2018 г.
Собор святого Стефана. Louise Smith 09:35:47
Собор святого Стефана

Собор святого Стефана, символ Вены и наиболее значительное готическое сооруженеи Австрии, таит в себе несметные сокровища, часть которых можно осмотреть только в рамках экскурсии.
К числу таких достопримечательнос­тей относятся надгробие из красного мрамора императора Фридриха III, выполненное в 1467-1513 годах Никласом Герхертом ван Лейденом, сооруженная Антоном Пильграмом около 1500 года кафедра и его же основание органа в северном нефе (1513 год), обе работы снабжены автопортретом мастера.
Столь же примечательны готический алтарь из Винер Нойштадта (1447 год), надгробие принца Евгения Савойского (1754 год) и, конечно же, покрытые богатой резьбой пилоны внутри и снаружи собора.

­­
Goodbye, my brother melljee 08:58:45
 
«Ты помнишь этот день? –
На земле под холодным дождём
Остались мы вдвоем»

Говорят, когда Йотуны умирают, они превращаются в снег, отправляясь в вечное путешествие над мрачными безмолвными вершинами Нидфьёлль.

Тор узнал об этом ещё в глубоком детстве, когда, кутаясь в одеяло и сонно перебирая кончики угольно-чёрных волос Локи, слушал в его пересказе древние легенды и мифы, вычитанные в запрятанных в самый дальний угол и поросших паутиной книгах. Лафейсон с нескрываемым восторгом и азартом делился с братом невероятными историями о гигантских ледяных драконах, огненных демонах и прочих причудливых и диковинных для детей существах, на что Тор лишь качал головой и улыбался, прижимаясь к брату покрепче – в подобные россказни старший не верил, а историям о монстрах предпочитал сказания о великих воинах и сражениях.

О давно забытых преданиях Тор вспоминает лишь сейчас, держа на руках с трудом дышащего Локи. Его тонкие пальцы крепко сжимают края потрепавшегося в бою красного плаща, и Лафейсон, чуть кривя побледневшие уста в жалком подобии усмешки, шепчет:

– Говорят, когда Йотуны умирают...

Фраза даже не успевает слететь с губ – Локи тут же заходится в тяжёлом, болезненном кашле, а Тор буквально видит, как с каждым новым выдохом жизнь всё стремительнее покидает тело брата.

– Хватит, Локи... – Одинсон морщится, рефлекторно прижимая Локи ближе к себе, словно стремясь укрыть того от смерти. – Ты не погибнешь. Только не сегодня и только не так.

– Надо же. Я ещё не умер, а ты уже присваиваешь титул Бога обмана себе? – Локи хрипло смеётся, крепче сжимая ткань, а затем переводит взгляд на небо, рассматривая напоминающие чернильные разводы облака. – Тор, снег пошёл...
«Из последних сил
Заставлял я биться сердце твоё,
Моя жизнь сгорала вместе с тобой»

Никогда прежде Одинсон не был так сконцентрирован на чём-либо, как сейчас на медленно поднимающейся и опускающейся груди младшего брата. Силы явно покидали Локи – его хватка ослабла, а веки то и дело легонько подрагивали, так и норовя закрыться. От мысли о том, что каждый новый вздох Локи может стать последним, Тора бросало в дрожь – представить свою жизнь без брата он уже не мог.

– Эй, Локи, оставайся со мной... Не засыпай, слышишь? – крепкая ладонь Тора аккуратно ложится на бледную щёку Лафейсона, от чего тот кратко вздрагивает и фокусирует взгляд на лице Одинсона.

– Прости, прости за всё... – сбивчиво шепчет Локи, выдерживая пугающе длинные паузы между словами – дышать становилось всё тяжелее. Тор лишь качает головой, мягко оглаживая холодную щёку.

– Всё это неважно, Локи, неважно. Ты только дыши, слышишь? И будь со мной.
«Что приготовил мне наш мир?
Быть может он спасет тебя
На моих глазах»

***

...– И какой прок от твоей магии, если нельзя воскресить погибших? – слишком не по-детски крепкие руки мёртвой хваткой сжимали плечи Локи, а заплаканные голубые глаза, в коих плескались отчаяние и жажда справедливости, смотрели в спокойные зелёные. В этом бою полегло много славных воинов, многие из которых были друзьями семьи, а потому горе затронуло всю чету Одинсонов, вплоть до самых маленьких её членов.

– Некоторым просто суждено умереть, Тор. И этого никак не исправить... – чуть слышно произнёс Локи, покачав головой и утешающе обнимая брата...
***

О сказанных когда-то словах Тор вспоминает именно сейчас. В момент, когда почти безжизненное тело брата обмякло в его руках. А ведь и правда – какой смысл от всех этих дешёвых иллюзий; заклинаний; неподъёмных гримуаров весом с чёртов Мьёльнир, если не больше; во всех этих магических артефактах, если ни один из них не способен избавить от смерти.

– Локи... Локи, нет, не закрывай глаза, – Одинсон похлопывает брата по щеке, а после вновь аккуратно поглаживает её дрожащими не то от лютого мороза, не то страха и беспокойства пальцами.

Лафейсон с трудом приоткрывает глаза, однако почти сразу вновь их закрывает, тяжело выдыхая и морщась от резкой боли в груди. Скорое приближение смерти вовсе не пугало его. Пожалуй, больше небытия он боялся лишь одного – оставить Тора наедине с его горечью.
«Дыши со мной ещё один день,
Я буду считать часы,
Прижми ладонь к груди моей»

Тор никогда не воспринимал возможность смерти брата всерьёз. Игра на чувствах, фокусы, трюки – всё это было неизменной частью характера Локи ещё с самого детства, но каждый раз, снова и снова, несмотря ни на что, он возвращался, привычно хлопая Одинсона по плечу, ухмыляясь и бросая ехидное: «Неужто скорбел по мне, братец?». На что Тор лишь широко улыбался, моментально забывая обо всех проделках младшего, просто радуясь тому, что он жив, здоров и, что самое главное, рядом.

Но не сейчас. Сейчас глаза Локи уже пугающе долго прикрыты, длинные тёмные ресницы запорошило мелкими пушистыми снежинками, а грудь его застыла в мёртвом ледяном спокойствии.

– Локи... Локи! Нет... – Тор крепко обхватывает брата за плечи, напрочь забывая об осторожности, прижимает его к себе, сжимая чуть ли не до хруста костей, утыкается носом во влажные от снега волосы Локи. – Брат...
«Я считаю пульс,
Но удары утопают в слезах,
Горящих в наших сердцах»


Отец всегда учил – мужчины не плачут. Короли – тем более. И Тор большую часть своей жизни без особых усилий следовал этим нехитрым заповедям. Но сейчас, когда у него на руках погиб последний близкий, пусть и не по крови, но по духу, человек, сдержать слёзы было просто невозможно.

Одинсон крепко сжимал плечи Локи, тряс его, просил признаться, что всё это – очередная неудачная шутка, молил вернуться, обещал не злиться и не ругаться за произошедшее. Но мольбы эти были тщетны – Локи не подавал никаких признаков жизни. Кожа его преобрела грязный сероватый оттенок, а Тор отметил, что, всё же, легенды лгут – после смерти Йотуны не обращаются в снег.

– Локи... Прости... – Одинсон аккуратно обхватил запястье Локи пальцами, поднося его ладонь к своим губам, касаясь ими холодной кожи, морщась. Ледяной. Мёртвый.
«Прикоснись ко мне,
Дай понять, что мы живы ещё,
Только мы – никого больше нет»

В этот самый момент Тору кажется, что он умер вместе с братом. В мыслях тут же начали всплывать воспоминания из детства: милые совместные ночи со сказками, тёплыми одеялами и разноцветными радужными всполохами на потолке, трепетно созданными стараниями Локи; безуспешные попытки Лафейсона поднять Мьёльнир и его недовольное, но смешное в этот момент лицо; бег наперегонки по длинным дворцовым коридорам; аккуратно свернувшаяся на груди Тора маленькая змейка, так приятно щекочущая кожу и чуть касающаяся носом его шеи...

Тор просто не может сдержать слёз. В отчаянии он сжимает тело брата в объятиях, перебирает подол его плаща, что-то шепчет в макушку, от чего тёмные влажные волосы липнут к губам, просит прощения.

Но теперь уже слишком поздно.

Музыка Amatory – «Дыши со мной»
Категории: Фанфикшен, Тор, Марвел, Комиксы. слэш, Локи
09:00:02 Сongratulator
Привет, melljee! Классно, что ты завела на BeOn свой дневник! Если возникнут вопросы - открывай хелп http://beon.ru/help­/ . :)­ А если и там ответов не найдёшь, пиши в сообщество http://support.beon­.ru/ и тебе помогут! :)­ Твой дневник - твоя крепость...
еще...
Привет, melljee!

Классно, что ты завела на BeOn свой дневник! Если возникнут вопросы - открывай хелп http://beon.ru/help­/ . :)­ А если и там ответов не найдёшь, пиши в сообщество http://support.beon­.ru/ и тебе помогут! :)­

Твой дневник - твоя крепость! Можешь смело записывать туда все свои мысли. Но помни и про других пользователей! :)­

Если хочешь украсить свой дневник, напиши пару строк о себе/заполни заголовок и подзаголовок http://beon.ru/p/re­gister.cgi#blog: так читать его станет гораздо интереснее. Ведь твой дневник - отражение твоей индивидуальности.

Когда у тебя на сайте появятся друзья (а они обязательно появятся), смело добавляй их в "список друзей" (просто нажми на плюсик рядом с их именем). Тогда их дневниковые записи будет отображаться у тебя как "записи друзей" http://melljee.beon­.ru/friends/ и тебе будет удобнее их читать.

В специальном разделе http://beon.ru/near­-me/ ты сможешь посмотреть, кто живёт рядом с тобой.

А если на BeOn тебе с кем-то не захочется общаться (ну, мало ли...), просто добавь их в игнор-лист (рядом с именем нажми на минус). Тогда, даже если они будут продолжать писать комментарии в твой дневник, ты просто не будешь их видеть. Ведь для задир самое больное - когда их не замечают.



Так что - дерзай! ;)

P.S.
Извини, что пишу оффтопик :)­ Можешь удалить этот коммент сама, или он исчезнет автоматически через некоторое время.
вторник, 16 октября 2018 г.
На Марсовом поле сегодня особая... Darling... 13:26:34
На Марсовом поле сегодня особая дата.
Приди туда ночью и вспомни, что видел во снах.
За час до рассвета на поле приходят солдаты,
Убитые в разное время и в разных местах.

Здесь тысячи мертвых солдат всех эпох и народов,
Из пепла, из древних курганов, обугленных лодок,
Из выжженных бункеров, из потонувших галер.
Вот лучник Ассирии, с ним его верные стрелы.
За ним, подпирая копьем непослушное тело,
Стоит пополам перерубленный легионер.

И здесь же стоит кривозубая рать Чингисхана,
Их лица ужасны и так же ужасны их раны.
За ними - железные рыцари в черных крестах.
Драгуны в изрезанных саблями синих мундирах
Сидят у костра, говоря о своих командирах,
О долгих походах и славных прошедших делах.

Сидит на броне, прикурив от чужого окурка,
Советский танкист, вот его обгоревшая куртка,
На месте, где должен быть орден, чернеет дыра.
Вот немец, раздавленный танком, поднялся из грязи.
Еще один только пришел, он убит под Бенгази,
Открыт его рот - перед смертью он крикнул "Ура!"

Все эти солдаты, познавшие гибельный запах,
В истлевших шинелях, в изъеденных ржавчиной латах,
Уснувшие в тесных объятиях братских могил,
Давно разучились стареть, им не снятся кошмары,
Вовеки веков не страшны им небесные кары,
Не падали звезды и ангел еще не трубил.

Не двигайся, слушай молчание, будь осторожен.
Привыкни к тому, что здесь пахнет обугленной кожей,
Смотри и не бойся гноящихся ран на груди.
Им хочется спать. Скоро утро. Солдаты устали.
Предутренний ветер срывает с мундиров медали.

Теперь уходи.
воскресенье, 14 октября 2018 г.
Письмо your Poet 12:36:05
Здравствуй, мама,
Это снова твой не самый любимый сын,
Подробнее…Хотя меня стоило звать семейным проклятьем.
И в общем-то я по-своему парень обаятельный, яркий и смелый,
В прошлом хулиган,
Меня любят девушки, а я - океан.
Но дело не в этом.
Я убегаю за тысячи километров,
оставляя то, что считаю важным.
Зачем я бегу? Мама, мне очень страшно.
Вспомнишь строчку про храбрость? Но храбрость не в этом,
Меня не пугает звук выстрела пистолета,
Меня не пугают ни драки, ни национальное горе,
Меня пугает, большое, как каспийское море, твое сожаление.
Я при всем желании и наличии времени, не могу стать правильным, перестать быть бременем.
Ты видишь меня интеллектуалом в костюме, со стрелками, острыми как спицы,
А я в шортах с дыркой на ягодице, строю с детьми замки на пляже,
И получаю за это деньги. Сколько?
Ну, также, как если бы стал бухгалтером средней руки.
Мне хватает, а если честно, в бухгалтерии нет
(с большой буквы)
Ро-ман-ти-ки,
В ней нельзя заплыть до самых буйков,
А морем пахнет лишь пару раз в год, во время отпусков.
Я знаю, мама, на море бывают шторма, и рыбацкие лодки сминает волной,
Но знаешь, у моего корабля другого сорта корма,
И сам я из породы другой,
Не твоей и не папиной, мама, я из породы мечтателей,
Кто гонится за мечтой.
И мне не прожить без этого очарования,
поэтому мама, прости, но я останусь главным разочарованием
твоей жизни,
либо пропаду безвести.
Мама, не плачь и

Прости


Категории: Пишу тебе стихи
13:21:13 Шин О
Красиво
13:37:51 your Poet
Спасибо)
суббота, 13 октября 2018 г.
Взято: Смеющийся Джек конФетный БяК 23:44:50
­Безликая я 28 сентября 2018 г. 08:06:45 написал в ­Кладовка...
­­
­­ Смеющийся Джек ­­
Он видел множество чудовищ, которые могли любить,
но лишь некоторые позволяли этой любви их изменить,
кто был способен преобразовать любовь к одному человеку
в доброту ко многим.
Кассандра Клэр
­­
­­ Джек учуял запах крови еще находясь на мощенном тротуаре. Тонкий, едва уловимый даже для острого собачьего нюха, но такой сильный для него. Этот сладкий, почти конфетный аромат, он услышал бы даже находясь на другой стороне улицы. Джек знал, что такой насыщенный соблазнительный запах могло источать только одно - невинная детская кровь, пропитанная страхом и болью. Он внимательно осмотрелся по сторонам, пытаясь понять от какого именно из красивых домов с невысокими белыми заборчиками и аккуратными газонами, шло это заманчивое благоухание. Оно сводило его с ума, манило к себе, вызывая приятный трепет внутри. Облизав кончиком языка пересохшие губы, клоун блаженно закатил глаза и даже причмокнул от предвкушения предстоящей забавы. Наконец, отчетливо услышав зовущий его аромат, Джек, подобно гончей взявшей след дичи, направился прямиком к порогу одного из домов. Дверь, ставшая бы преградой для любого другого, для него, способного просочиться в какую угодно щель, не стала помехой. Оказавшись внутри, Джек довольно потер руки, сейчас, он чувствовал некое необъяснимое волнение, словно подросток, идущий на первое свидание. Где-то в доме его ждал новый друг, и Смеющийся сгорал от нетерпения познакомиться с ним. Клоун медленно прошел по гостиной и остановился возле изысканного мраморного камина, внимательно рассматривая рамочки с фотографиями, стоявшие на полке. С фото на него смотрела светлоглазая улыбчивая девочка, на вид лет восьми-девяти, такая милая и невинная, похожая на прекрасного ангела. Джек любил красивых детей, играть с ними было сплошное удовольствие, а какой восторг он испытывал после, когда любовался итогом своих игр. С этим приятным чувством не могло сравниться ничто на свете. Даже сладость самых лакомых конфет, которые он только пробовал, меркла с послевкусием хорошей игры. От одной только мысли у клоуна потекли слюнки и он поспешил на поиски новой подруги. Шустро взбежав по лестнице, Джек прошел по коридору и остановился у двери в самом его конце. Надпись на небольшой табличке, украшенной разноцветными стразами и блестками, гласила "Люси", ясно давая понять, что эта самая дверь ведет в обитель маленькой принцессы, которую Джек, как истинный рыцарь, должен спасти, вырвав из лап злобных драконов, ее родителей. Немного постояв в коридоре, клоун проскользнул в комнату девочки. Однако, очутившись внутри, Джек испытал полное разочарование. Несмотря на то, что он действительно попал в детскую, все в ней было каким-то холодным, мертвым, словно ребенок покинул ее много лет назад. Куклы все еще стояли на полках, а на засланной розовым пледом кровати сидели мягкие игрушки, но их хозяйки не было здесь так давно, что даже ее запах почти не ощущался. Да и не было у него ничего общего с тем восхитительным ароматом, что привел Джека в этот дом, он был больше похож на смрад, неприятный и местами даже мерзкий. Клоун прекрасно знал, что так может пахнуть только родительская скорбь. Хозяйка этой комнаты безо всяких сомнений была мертва, и, судя по всему, довольно давно.
Но если, тот дивный аромат принадлежал не ей, то кому?
Чутье еще никогда не подводило Смеющегося. Клоун готов был руку дать на отсечение, что в доме находился ребенок, на аппетитный сладкий запах чьей крови он пришел, оставалось только найти его. Это было так похоже на игру в прятки, а Джек безумно любил игры.
Однако, даже после того, как клоун обрыскал все комнаты в доме по нескольку раз, он так никого не нашел. Это было настолько странно, что не укладывалось в голове, буквально доводя Смеющегося до белого каления. Джек никогда не отличался терпеливостью, а уж когда дело касалось его любимых игр, то и подавно. Он не любил и не умел проигрывать. Джек твердо решил, что во что бы то ни стало найдет этого ребенка, а потом будет играть с ним так долго, как ни с кем до этого. Он каждой клеточкой своего тела прочувствует всю прелесть дружбы со Смеющимся Джеком.
Самый сильный аромат слышался из подвала, и он был удивительно похож на тот, что царил в обители самого Джека. Клоун никогда и ни с чем бы не спутал этот запах. Воздух подвала был насквозь пропитан ароматами крови, боли и смерти. Этот запах был настолько силен, что явно копился не один год, и принадлежал не одному ребенку. Но среди всего этого амбре Смеющийся легко улавливал ноты жизненной энергии. Слабой, но источающей такой насыщенный и соблазнительный аромат, заставляющий Джека снова и снова искать его источник. Клоун медленно прохаживался по периметру подвала, останавливаясь у каждой стены, жадно втягивая затхлый воздух, принюхиваясь, пока окончательно не удостоверился в своей правоте. Одна из стен источала запах намного острее, чем все остальные. Довольно оскалившись, Джек провел когтями по столярному столу, что стоял у стены. А спустя всего пару секунд, он уже был на другой стороне, ловко просочившись сквозь сокрытую за верстаком дверь. Небольшая потайная комната была освещена одной единственной лампочкой, но даже ее тусклого света вполне хватало, чтобы разглядеть все ужасы, что скрывал здесь владелец дома. Маленькая каморка была больше похожа на камеру пыток, которой мог бы позавидовать любой маньяк. На стенах висели стенды с ножами, пилами, и различными замысловатыми инструментами, о предназначении которых, Джек мог только догадываться. Так же в одном из углов находились железный стол, с прикрепленными к нему кожаными ремнями и кресло, больше похожее на пыточный стул. Но больше всего клоуна поразила небольшая камера, размером не больше собачьей клетки, в которой сидела маленькая девочка, на вид не старше умершей дочери хозяина этого дома. Именно от нее исходил тот самый манящий карамельный аромат. Ее клетка была настолько мала, что девочке приходилось сидеть сгорбившись, даже несмотря на ее маленькое худенькое тельце. Истощенный истерзанный вид ребенка сразу бросался в глаза, ясно давая понять, что она находилась в плену садиста не один день, а возможно даже не один месяц. Тело ее было покрыто ссадинами, синяками и порезами. Джек невольно поймал себя на мысли, что даже он никогда не мучил своих жертв так долго. Малышка словно почувствовала на себе взгляд клоуна, и подняв голову, уставилась на Смеющегося пустыми стеклянными, словно у куклы, глазами. Поняв, что перед ней не ее мучитель, девочка, казалось, испугалась еще сильнее. Цепи, что сковывали ее руки и ноги, противно лязгнули, когда она попыталась вжаться в угол своей крохотной клетки. Эта девочка была больше похожа на сломанную марионетку, чем на человека. Она не плакала, не кричала, не звала на помощь, а только молча смотрела на Джека, словно пыталась понять, стоит ли ей бояться его. Джек же, ранее никогда не испытывающий жалости или сочувствия к своим жертвам, отчего-то не мог пошевелиться, словно парализованный ее пронзительным взглядом. Он попытался улыбнуться, но на девочку его улыбка не произвела ожидаемого эффекта. Обычно дети сразу проникались к Джеку доверием, и он с легкостью обводил их вокруг пальца, но не она. Смеющийся прекрасно понимал, что эта малышка перенесла столько страданий, что ему вряд ли удастся так просто втереться в ее доверие. Немного постояв в раздумьях, Джек сунул руку в карман, и достав несколько карамелек в разноцветных фантиках, протянул их девочке.
- Я Джек, - широко улыбнулся клоун, - я хочу стать твоим другом.
Девочка удивленно посмотрела на предложенные сладости, потом на Джека. Видно было, что она голодна, но конфет так и не взяла.
- Он разозлится, - прошептала она одними губами, легонько передернув тощими плечиками, и только теперь клоун заметил следы от зубов, покрывающие кожу ее рук и плеч. Девочка съежилась под пристальным взглядом Джека, но раздавшийся за стеной шум, заставил ее моментально встрепыхнуться и напрячься. Сейчас в ее взгляде был такой ужас, какой клоун не видел даже в глазах своих жертв, когда он потрошил их. Подавшись порыву, девочка инстинктивно вцепилась пальцами в его руку, Так неожиданно, что Смеющийся даже выронил конфеты, тут же разлетевшиеся в разные стороны. Ощущение от ее теплых маленьких ладоней было настолько приятным, что Джек поймал себя на мысли, что не хочет, чтобы она отпускала его.­­
- Не бросай меня, - она быстро замахала головой, и ее затрясло, словно в каком-то болезненном припадке. Это продлилось всего пару секунд, и девочка, опомнившись разжала пальцы, как будто вдруг осознала, что спасенья нет. Руки ее беспомощно опустились, она стихла, и теперь снова стала похожа на безжизненную куклу. Джек сделал несколько шагов назад и серой дымкой растворился в воздухе. Девочка, казалось, даже не заметила этого.
Из подвала донесся грохот отодвигаемого верстака, но пришедший не спешил зайти. Он выжидал, что бы его маленькая пленница поняла, что он совсем рядом. Он нарочно запугивал ее еще сильнее, обостряя и без того обуревающие ее чувства ужаса и бессилия перед предстоящими издевательствами. Этот человек был настоящим садистом, получавшим удовольствие мучая свою жертву не только физически, но и эмоционально. Прошло не меньше пяти минут, прежде чем дверца со скрипом приоткрылась, и в каморку заглянул хозяин дома. Это был вовсе не монстр, каким его можно было бы представить, зная о его тайной жизни, а самый обычный мужчина, на вид лет сорока. Довольно приятная внешность, аккуратный внешний вид, если бы вы встретили такого человека на улице, то вряд ли бы даже допустили мысль, что за всей этой показной добродетелью может скрываться настоящее чудовище. Мужчина пробежал холодным взглядом по комнате, остановив его на девочке в клетке. На его лице тут же отразилось отвращение, словно он смотрел не на маленькую девочку, а на нечто мерзкое и скверное. Он медленно, шаркая ногами по бетонному полу, подошел к клетке, девочка испуганно прижалась к решетке, но мужчину это только позабавило.
- Бу, - мужчина с силой треснул кулаком по крышке клетки, заставив девочку вздрогнуть, - соскучилась по мне, маленькая дрянь? Ничего, сейчас повеселимся.
Малышка промолчала в ответ, прекрасно зная, что если подаст голос, то будет только хуже. Этот человек не знал жалости, просьбы и мольба о пощаде, пробуждали в нем еще больше ярости. Достав ключ из кармана, он вставил его в замок, и несколько раз провернул, пока не раздался характерный щелчок. Девочка все это время с ужасом наблюдала за своим мучителем, боясь даже пошевелиться. Когда замок был снят, а дверь камеры открыта, мужчина потянулся к цепям, намереваясь снять их, чтобы вытащить несчастную жертву из клетки, однако, его взгляд упал на лежащую на полу конфету. Он на секунду замер, сердце его бешено застучало в груди. Страх быть пойманным парализовывал, но в то же время опасность разоблачения возбуждала и будоражила его. Мужчина прекрасно понимал, что если бы девчонку обнаружили, то его бы сразу же арестовали, да и его ловушка, установленная у двери была на месте, а значит в подвал никто не входил, оставалось только понять откуда взялась эта злосчастная карамелька. Как бы там ни было, рисковать он не собирался, а это значило, что с девчонкой пора было кончать. Мужчина поднял с пола конфету и с любопытством покрутил ее в руках. Внешне он был абсолютно спокоен, хотя внутри него эмоции сменялись со скоростью света.
- Откуда это здесь? - Одного его взгляда было достаточно, что бы она поняла, что вряд ли переживет эту ночь. Девочка молчала, что еще больше взбесило ее мучителя. - Я задал тебе вопрос, дрянь!
Он швырнул в нее конфетой, и схватив несчастную за лодыжку, дернул с такой силой, что девочка упала на спину, больно ударившись головой о железный пол клетки.
- Молчать вздумала, с*чка, - его лицо перекосилось от гнева, глаза налились кровью, а на шее вздулись вены, - сейчас ты у меня соловьем запоешь. Последний раз спрашиваю, кто принес эту конфету?
Она не успела ответить. За спиной мужчины раздался смех и на его плечо легла когтистая рука.
- Это моя конфета и она была предназначена не тебе.
Мужчина резко обернулся, но не обнаружил никого. По его спине пробежали мурашки. Он похищал, мучил и убивал детей вот уже десять лет, но впервые сам почувствовал себя загнанным зверем. Он ощущал на себе чей-то взгляд, ясно слышал чей-то голос и смех, но в каморке кроме него и девчонки никого не было. Что это? Паранойя? Или он окончательно и бесповоротно свихнулся, и теперь, его преследуют галлюцинации? Он снова взглянул на девочку, пытаясь понять, слышала ли она тоже, что и он. Девочка за это время успела сесть и отползти к самой стенке своей клетки. Мужчина нервно сглотнул, бегло глазами осматривая комнату. Вокруг было тихо.
- Ладно, иди сюда, - уже более настороженно произнес он и опять потянулся к ноге девочки, - пора заканчивать этот балаган.
Однако ему даже не удалось коснуться ее. Возникшая из ниоткуда черная фигура резко схватила его за шиворот, оторвав от земли с невероятной легкостью, и с силой отшвырнула его в стену. Удар ненадолго оглушил мужчину, в его глазах потемнело, но страх и адреналин быстро привели его в чувства.
- Кто ты, черт возьми? - Он с ужасом уставился на стоявшего перед ним клоуна, но тот лишь рассмеялся в ответ.
- Разве ты не хотел повеселиться? - Смеющийся довольно потер руки, - я люблю веселиться.
Джек ловко подхватил брыкающееся тело за горло, рывком поднимая его с пола, и спустя секунду бросил его на стол, закрепляя его руки и ноги ремнями. Еще недавно такой надменный и напыщенный мужчина, сейчас был бледен, как полотно и дрожал от страха. Клоуна ужасно забавляло все это, он уже предвкушал удовольствие от предстоящего веселья. Однако Смеющийся не торопился. Исчезнув на несколько минут, он вернулся с розовым покрывалом. Хищно улыбнувшись, клоун подмигнул девочке и набросил покрывало на ее клетку.
Она не видела того, что Джек делал с ее мучителем, однако крики мужчины были настолько чудовищными, что ее детский разум отказывался воспринимать реальность. В себя она пришла только когда в подвале появились полицейские. Они постарались вывести ее как можно быстрее, однако, она все же успела увидеть то, что случилось с ее похитителем. Тело мужчины было изуродовано, выпотрошено и обезображено, оно висело на его собственных кишках, подобно марионетке, прибитой к потолку.
Похитителем и убийцей оказался уважаемый в городе адвокат. Десять лет назад его жена и маленькая дочь погибли в автокатастрофе, а спустя год он совершил первое похищение и убийство. Он сам не понимал, как это произошло в первый раз. Увидев на игровой площадке девочку, примерно ровесницу его погибшей дочери, его переклинило. Почему она жива и счастлива, когда его малышки больше нет? Он убил ее быстро, всего через пару часов после похищения, при этом испытав какое-то облегчение. Остальным его жертвам повезло куда меньше. Простое убийство уже не удовлетворяло его и он начал пытать своих жертв, записывая все происходящее на пленку. Некоторые из его жертв оставались живы месяцами, другие погибали в считанные дни. За десять лет, он замучил и похоронил в своем саду четырнадцать детей. При этом он никак не был связан со своими жертвами, поэтому никогда не попадал под подозрение. Неизвестно сколько еще детей бы он убил, если бы сам не пал от рук неизвестного убийцы. Последняя жертва мучителя осталась жива, и несмотря на долгое пребывание в плену, она смогла вернуться к нормальной жизни.
Джек уже несколько минут молча разглядывал сидевшую с книгой девушку. Ему ужасно нравилось наблюдать за ней, когда она была сосредоточена на чем-то и совершенно теряла всякое ощущение реальности. Задумавшись, она машинально начинала накручивать на палец локон волос или грызть кончик карандаша, которым делала пометки, все эти мелочи казались Смеющемуся ужасно милыми. Она уже давно не была маленькой испуганной девочкой, и Джек порой сам не понимал, почему до сих пор здесь и не убил ее. Клоун этого не знал, но понимал, что хочет находиться с ней рядом каждый день, с того самого времени, как впервые встретил ее. Нет, сначала им двигало его привычное желание поиграть, но потом что-то изменилось. В тот день, когда он вернулся, чтобы закончить их дружбу привычным ему способом, она словно чувствовала зачем он пришел. Ее взгляд был таким-же пустым, как у куклы. Убив ее тогда, Джек бы не испытал никакого удовольствия. И он стал приходить каждый день, втираясь в ее доверие. Вот только все пошло совсем не по плану. Их странная дружба длилась вот уже десять лет, и Смеющийся давно перестал быть тем, кем был в первый день их встречи. Она принимала его таким, какой он есть, со всеми его странностями и жуткими секретами. Но находясь рядом с ней Джек начинал меняться. Как когда-то он перенял все порочное от Исаака, так теперь он словно губка, впитывал ее доброту. Постепенно возвращались его старые воспоминания, о том зачем он был создан и почему появился в этом мире. Очень давно Джек стер их из своей памяти, запретив себе чувствовать. Он прекрасно помнил, как больно быть одиноким и преданным тем, кто был тебе так дорог. Джек очень боялся снова испытать это чувство. Раньше, он решал эту проблему, убивая, но страх потерять ее был сильнее страха одиночества. Возможно тот трепет, что она вызывала в нем и был тем самым странным чувством, которое люди называют "любовь".
­­
­­Для комментариев:http:/­/shelmar13.beon.ru/0­-42-nashi-lica-pod-m­askami-nashi-dushi-p­o-kletkam-geroi-pone­vole-creepypasta-kom­mentarii.zhtml­­

Источник: http://shelemar13.b­eon.ru/0-157-smejusc­hiisja-dzhek.zhtml
Rise Up! лешuй 19:26:32

v o n

­­­­
какой глупостью с моей стороны было это девчоночье желание принадлежать кому-то без остатка! каким расточительством была иллюзорная необходимость тратить всё своё время и все силы на единственного человека! и как чудесна свобода, когда ты дышишь полной грудью и шагаешь с друзьям по вечерней москве, когда тебе можно вернуться домой поздно, еще позднее, не возвращаться совсем в конце концов. ласковое осеннее солнце, французские фильмы в оригинале, дым от сигарет; метро, мимолетные взгляды и короткие разговоры с незнакомцами ни о чем; теплый дом, люди, ожидающие твоего возвращения, вкусный чай с шарлоткой и любимый сериал. я ведь ни разу не жила по-настоящему! как сладко, сладко, сладко

и знаешь, я готова разделить с тобой свой мир, но обещай, что покажешь мне свой в ответ! и мы пойдем дальше вместе, и мы будем исследовать эту жизнь и каждый раз понимать, как она прекрасна, пока нас будет что-то связывать. давай пробежим лувр за 9 минут, взявшись за руки?


показать предыдущие комментарии (11)
22:24:57 лешuй
я сейчас обратила внимание на его ногти........... почему они такие аккуратные.........­. мальчик............­........
22:25:07 лешuй
нельзя быть таким идеальным.........
12:24:35 лешuй
сука не подкатывай ко мне потому что я не хочу этого и не знаю как это остановить
12:25:08 лешuй
я люблю свою женщину отъебитесь от меня пожалуйста
- Rameses в сообществе Северная глушь 17:46:16

let the mystery­ be

Усреднить, упорядочить мировосприятие - такова тенденция новой эпохи. Идеи спустились с неба на землю, добро, справедливость, красота превратились в лозунги, абстрактные обобщения, моральные догмы, вколоченные зубрежкой и кнутом, человек стал… человечеством. С детства мы заучиваем "простые истины", необходимые цивилизованному субъекту: таблицу умножения, музыкальную темперацию, элементарные физические законы. Что все это в высокой степени сомнительно, нам в голову не приходит. Азбука стандартизации, со временем разрастаясь, определяет образ жизни, быт, вкусы, симпатии, антипатии.

Постепенно и незаметно стандартизация вытравляет индивидуальные особенности, нивелирует восприятие рутинной повторяемостью занятий и пейзажей, одинаковостью костюмов, привычек, людей и проблем. Неистовая страсть к отвлеченным обобщениям ("риторический" человек XVII в., абстрактный "общечеловек" XVIII в.) породила современные моды, шаблоны, штампы. Этико-эстетические "нормы" - одно из следствий ужасающей инерции новой эпохи. Эта инерция сглаживает, нивелирует индивидуальные особенности, доводя восприятие мира, идей, людей до практической одинаковости. Прежде всякого собственного наблюдения нам объясняют, что и как надо видеть. Подняв глаза в ночное небо, мы знаем заранее: эти семь звезд составляют Большую Медведицу, а не что-нибудь иное; заметив на дороге девушку в красном платье, мы говорим себе: это красный цвет, хотя, вглядываясь внимательней, уточним: нет, это где-то между цикламеном и пурпуровым шелком в колорите малиновой ноктюэллы, да, примерно так. До чего же трудны попытки самостоятельного наблюдения. Что же говорить о радикальных преодолениях социального нивелирования. Каждый имеет право на индивидуальное восприятие. Да или нет? Если да, зачем ограничиваться пустяковой аналитикой цвета? Принято считать: смотрите, вот это созвездие, вот это существо женского пола, задрапированное красной тканью, называемой "платьем". Но разве обязательно видеть именно это? Разве нельзя иначе интерпретировать эти формы и колориты? Допустим, я регулярно встречаю одного и того же субъекта в одном и том же костюме. Одинаковый ли это персонаж сегодня, вчера и послезавтра. Разве можно встретить дважды одного человека? На его пиджаке иные оттенки, на галстуке иные складки. Более того: выражение губ изменилось, склонности шевелюры изменились. Но в силу инерции восприятие привыкает, мелкие несоответствия, "зазоры" стираются, и мы, подобно ученым, скажем: пренебрегая пустяковыми неточностями, будем считать сегодняшнего субъекта вчерашним и вообще постоянным.

Регулярные повторы подтверждают реальность данного субъекта, ибо мы убеждены: недисциплинированно­е восприятие неспособно четко отличать реальность от фантазмов, галлюцинаций, сновидений. Только регулярность повторов: вещей, занятий, людей, времен года, яблок на яблоне, экспонатов в музее и т. д. создает реальность окружающего. Если ритмы и циклы внезапно искажаются, исчезает безусловность убеждения, уверенность предчувствия, пропадает почва из под ног.

Ортега-и-Гассет в статье "Идеи и верования" рассуждает так: почва, земля - основа не требующих доказательств убеждений (верование, creencia): "Чтобы выйти на улицу, насущно важно, чтобы улица существовала". Но если вы "…обнаружите, что улица исчезла, земля кончается возле порога и дальше разверзается пропасть… тогда вас, несомненно, охватит изумление". В этом эссе Ортега-и-Гассет отличает само собой понятные убеждения от идей и теорий о жизни и мироздании. Сколь угодно убедительные идеи нельзя конкретизировать, проще говоря, нельзя жить по Евангелию, или по Спинозе, или по Эйнштейну. Наука, религия, искусство - "частные случаи фантастического".

Категории: Головин
пятница, 12 октября 2018 г.
.. Simurgh 22:00:12
 
Квиконс Солнца к Сатурну показывает, что вы беззаботно относитесь к своему здоровью, и другие вами злоупотребляют. Вы позволяете другим пользоваться вашей неспособностью сказать нет, когда они что-то просят у вас. Возможно, в своей юности вы делали больше домашней работы, чем другие члены семьи, так как считали это своим долгом. У вас легкий страх перед другими, перед силой, которую они, кажется, имеют над вами. Психологически это может означать скрытый мазохизм, другими словами, вы стремитесь быть наказанным за то, что считаете прошлыми ошибками.
В своей работе вам придется смириться с тем неопределенным положением, когда есть мало возможности для продвижения, и со временем ваша работа становится скучной и утомительной. Дело не в том, что вы неспособны завоевать лучшее положение, но вы можете быть недостаточно агрессивным для того, чтобы вышестоящие вас заметили. Инстинкт вашего выживания нарушен; вы полагаете, что лучше не "раскачивать лодку", чем воспользоваться шансом и начать соревноваться с другими. Вы, однако, должны осознать, что другие могут воспользоваться вашими результатами, если вы им это позволите. Могут быть трения с начальством, а чувство собственной значимости может стать причиной понижения по службе.
Вам будет очень трудно добиться большой личной значимости, если вы не научитесь обособляться от других и быть самодостаточным. Постарайтесь определить цель, которую вы хотите достигнуть, и спланируйте конкретную подготовительную работу. Забудьте о том, что вы хотели бы сделать сверх этого. Когда придет время, вы поставите перед собой новую задачу. Если вы сможете делать один шаг в каждый момент времени, к вам придет успех. Не сравнивайте свои достижения с другими, - ваш самый большой авторитет - это вы сами, ваши, пусть и небольшие, но каждый раз новые победы.
Стремясь добиться признания, вы становитесь напряженным, скованным в реакциях и оправдывающимся. Вы должны научиться расслабляться, или эти реакции приведут к плохому кровообращению и несварению желудка. Вы должны больше думать о своих личных задачах - пусть другие сами заботятся о себе, и вы станете более приемлемы для общения с другими. (Шихвердиев)
Чрезмерное переутомление на работе может стать угрозой Вашему здоровью, то есть, исполняя свои обязанности, не позволяйте другим использовать Вас. Могут возникнуть проблемы с начальством, а чувство собственной значимости может стать причиной Вашего понижения в должности. Научитесь расслабляться и Вы станете более приемлемы для других. (Марч, Мак-Эверс)

Вы очень чувствительны и часто неуверенны. Часто чувствуете, что Вас недостаточно ценят. Вам не хватает веры в себя, Вас наполняет трудно объяснимый страх. Тогда Вы бросаетесь в вихрь работы, чтобы забыть о своих чувствах, из-за чего забываете самих себя. Иногда Вам приходит мысль, что Вы не достигли ничего из того, к чему стремились. Тогда Вы целиком изолируетесь от окружения под предлогом нехватки времени и скрываете свои истинные чувства. Такое положение представляется Вам более безопасным, чем неуверенность, которая рождается в момент открытия собственного "Я". Вы должны стараться быть более открытым к окружающим и пытаться получать новые впечатления, чтобы таким образом обрести веру в себя. Не бойтесь выражать свои чувства и пытайтесь время от времени позволить себе маленькие шалости, это даст Вам чувство внутренней силы. (Хамакер-Зондаг)
— 168 — Olivia Nell 20:56:50

незабудк­и плачут в темноте


Первым делом, как приехала домой, завела разговор о том, что всё-таки буду периодически браться за какую-либо работу. В прошлый раз, когда я заявила маме о своём желании, она удивилась: «А тебе что, денег не хватает?»
А мне реально не хватает. Я делаю три пересадки, прежде чем добраться до нужного мне места лишь с утра, — проездной пока не готов, да и действовать он будет лишь с ноября, — на карточке остались считанные копейки, мне приходится экономить, отказываться от встреч и походов в магазины. Мне не нужно многого — хотя бы понимание, что в кошельке либо на карточке есть хоть сколько-то, что в любой момент я могу это потратить на себя, а не беречь на проезд/еду/прочее.
Не питаю иллюзий на счёт работы. Мне не нужен полный рабочий день, не нужны полные сутки впахивания. Я знаю, где искать нужное, знаю, к кому за помощью обратиться, но пока не могу — времени нет. Уехала домой лишь потому, что жутко устала в городе с постоянным бешеным ритмом и жутким недосыпом. Хочу отоспаться, сделать большую часть долгов и дышать спокойно, зная, что не надо никуда торопиться, а себя можно посвятить остальным делам.

У Насти на днях ДР, и надо бы ей что-то купить, пока у меня лежит своя подарочная денежка в кошельке. Они очень лампово поздравили меня на мой праздник, поэтому надо как-то отплатить. Надеюсь, планы с дачей Алины реализуются, и мы заберёмся туда весёлой компанией и отлично проведём время.

А ещё ко мне приедет Лит. Я выделяю это отдельной строчкой, потому что на сердце теплеет при одной мысли только об этом. Безумно приятно было подбирать с ней вместе, куда можно по приемлемой цене заселиться, выбирать свободные у меня дни и просто обсуждать это.
У меня нет сил, чтобы рассказать о всех своих чувствах в полной мере, но счастье теплится в сердце и не уходит. Жду этой встречи, пожалуй, гораздо больше, чем всего остального на свете.

Категории: На деревьях листва, Вьюнок лёгкий, Бархат лепестков стойкий, Орхидея по имени Лит
1523. Lilith Sheri 19:15:42

я словно скромны­й дар от сатаны

­­И года не прошло (а, нет, прошёл), как я решила поменять вторую серёжку. Надоела чёрная бусина, хотела найти свою самую первую — медицинскую, — но где-то она затерялась. Пока надела золотой листик. Осень на дворе, пусть будет.
­­Выходные прошли незаметно и непонятно. Вроде и делала что-то, вроде куда-то и ходила, а всё равно, по факту, продуктивность на нуле. Всё как в тумане. Увязла в нём беспробудно. Тяжело, горько, больно — приступы накатывают волнами, не дают вздоха сделать, ночью руки тревога обламывает и не даёт уснуть. Брожу до рассвета, чуть не плачу от напряжения в подушку и легче не становится. Внутри ком из ядовитых мыслей, слов, застрявших в глотке, переживаний. Всё копошится, гудит по нарастающей. Отравляет. Днём всё притупляется, забивается разговорами ни о чём и бытовыми заботами, но с наступлением вечера всё начинается по-новой.

­­Встретились вчера с Гошей, сами не поняли, как добрели до Красноперовых (впрочем, всё как обычно). Варили глинтвейн, говорили за жизнь, отношения и толерантность, шутили дурацкие шутки и много смеялись. Не могу словами передать атмосферу их дома, в который всегда хочется возвращаться. Тут едят печенье прямо из коробок и в глубокой ночи варят вино, если захочется. Всё так просто и по-домашнему уютно. С родителями Кэт и Фёдора мы все общаемся фривольно, как с друзьями — зовём друг друга по именам, у нас есть свой локальный юмор и темы для болтовни (даже если Кэт устала и идёт спать, то я вполне спокойно могу продолжить беседовать с её мамой). Хотя, почему "как"? Ведь мы и есть друзья.
­­Пока пробирались по дворовым потёмкам, Гоша обронил, что я сильно изменилась за последнее время. Оставалось лишь грустно усмехнуться. Он уже давно не первый, кто так говорит. И я прекрасно знаю, что это правда.

­­Определилась с поездкой в Нижний, завтра куплю билеты, думаю. Номер уже забронирован, расходы посчитаны. Продолжаю мечтать о бадлоне и простых джинсах, так как мои отдали богу душу. Ещё бы руки в порядок привести и волосы. Эх.

Категории: Дела-дела-дела, Дни, Вечера, Прогулки и встречи, Где-то между здесь и там
19:19:58 Lilith Sheri
i68.beon.ru/43/28/2942843/38/127824038/12.png i68.beon.ru/43/28/2942843/38/127824038/12.png i73.beon.ru/39/61/2706139/28/127591028/222.png Оформить академическую справку i68.beon.ru/43/28/2942843/38/127824038/12.png i68.beon.ru/43/28/2942843/38/127824038/12.png...
еще...
­­­­­­Оформить академическую справку
­­­­­­Купить билеты в Нижний — СДЕЛАНО
­­­­­­Купить новые джинсы и бадлон
­­­­­­Вернуть долги
­­­­­­Купить подарки для Мари, Чун и Аси
­­­­­­Отправить письма
­­­­­­Разобрать бедлам
­­­­­­Регулярно вести бумажный дневник


McSATAN > Изюм (записи, возможно интересные автору дневника)

читай на форуме:
почему все любять вампиров=,B
Оцени меня без косметики :З Мне 16 т.т
пройди тесты:
.....
Приключения в акацуки a.k.a. Куда...
читай в дневниках:
Как у вас проходит этот вечер? :з Вроде...
/умиляется, чешет спинку/ нет...
/прижался чуть крепче, теперь уже...

  Copyright © 2001—2018 BeOn
Авторами текстов, изображений и видео, размещённых на этой странице, являются пользователи сайта.
Задать вопрос.
Написать об ошибке.
Оставить предложения и комментарии.
Помощь в пополнении позитивок.
Сообщить о неприличных изображениях.
Информация для родителей.
Пишите нам на e-mail.
Разместить Рекламу.
If you would like to report an abuse of our service, such as a spam message, please contact us.
Если Вы хотите пожаловаться на содержимое этой страницы, пожалуйста, напишите нам.

↑вверх